Proiecte speciale

Три не слишком известных факта про Бывшего Секретаря ЦК КПСС

07 februarie
168
840mie

10 ноября 1982 г. на подмосковной даче скончался человек, который правил Советским Союзом с 1964 г. Одним он запомнился как человек, приведший страну к беспросветному дефициту. Другим — как первый советский вождь, который не был кровопийцей.

Но все помнят, что столько анекдотов в стране не рассказывали ни до Брежнева, ни после. В том числе и анекдотов про самого «дорогого Леонида Ильича». И мы не сможем без них обойтись даже в день смерти генсека.

Машины Брежнева

Анекдот: Брежнев, выступая по радио, говорит:

— Мне недавно сообщили (пауза), будто бы все считают (пауза), будто вместо меня в машине ездит чучело. Так вот я официально заявляю (пауза), что вместо чучела в машине езжу я.

У Брежнева было не так уж много страстей. Одна из них — хорошие автомобили. Где и когда он научился водить машину, до сих пор неясно. Вероятно, это произошло еще до войны, в его бытность председателем Днепродзержинского горисполкома. Были ли у него когда-либо водительские права — тоже вопрос открытый. А вот то, что за руль Брежнев садился до конца 1970-х годов, — это факт.

Спокойный и рассудительный во все остальное время, Леонид Ильич в автомобиле совершенно преображался. В него как будто вселялся неведомый бес бесшабашности. Несколько раз он чуть было не разбился насмерть.

Однажды у него на большой скорости лопнуло правое переднее колесо. Машину занесло, но генсек смог удержать ее на трассе. В другой раз в Крыму он взялся покатать двух женщин-врачей из санатория ЦК, но на горном серпантине не справился с управлением. Машина чуть не улетела в пропасть. В последний момент Брежнев успел затормозить, чем спас двух женщин и себя от верной смерти.

Госсекретарь США Генри Киссинджер вспоминал об одной из поездок в Москву: «Однажды в Завидово Брежнев подвел меня к черному „Кадиллаку“, который ему подарил Никсон год назад. Брежнев сел за руль, я — рядом, и мы помчались с большой скоростью по очень узким и извилистым дорогам. Можно было только молиться, чтобы на ближайшем перекрестке появился полицейский и положил конец этой безумной гонке. Но кто бы осмелился остановить машину генерального секретаря партии...»

Иностранные лидеры знали о любви Брежнева к автомобилям и охотно дарили ему дорогие экземпляры. Однажды, получив презент от руководства ФРГ в виде спортивного «Мерседеса», генсек посетовал, что тот покрашен не в пролетарский красный цвет. Пришлось дарить новый.

Пиджаки Брежнева

Анекдот: Брежнев стоит на трибуне и читает по бумажке:

— Сегодня наша страна провожает в последний путь выдающегося деятеля международного коммунистического движения, генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета СССР, маршала Советского Союза Леонида... Ильича... Брежнева...

Недоуменно смотрит на бумажку в руке, потом окидывает взглядом свою одежду:

— Извините, товарищи, я снова надел пиджак Андропова.

По воспоминаниям людей, которые обшивали Леонида Ильича (для этого в Кремле работало целое ателье), генсек был хорошим клиентом. Модельер Александр Игманд утверждал, что Брежнев был не лишен собственных вкусов и пристрастий в одежде.

«Брежнев никогда ни в чем не перечил, полностью доверял мне, но был при этом страшно консервативен. Например, он привык к трех-четырехпуговичным пиджакам, ровно таким, какие нынче в моде, а тогда, в семидесятых, была мода на двухпуговичные. Он даже слышать о них не хотел. Впрочем, однажды мне удалось его уговорить, и я сшил ему летний пиджак с низкими лацканами в соответствии с тенденциями. Он принял пиджак, как всегда, с благодарностью. Но, честно говоря, я его в нем никогда так и не видел».

Последняя примерка костюма состоялась за два дня до смерти Брежнева. В том костюме его и похоронили.

Болезнь Брежнева

Анекдот: Телефонный звонок. Брежнев поднимает трубку:

— Дорогой Леонид Ильич слушает!

Те, кто застал только конец брежневской эпохи, помнят генсека старым и немощным. А ведь когда он пришел к власти, ему было всего 58 лет. Годы, однако, брали свое. Юрий Чурбанов, зять Брежнева, вспоминал: «Брежнев дряхлел. На Малой Земле он получил осколочное ранение в челюсть. Врачи уже не могли ничего исправить. С возрастом это только усугублялось. И Леонид Ильич чувствовал это. После каждого выхода на публику спрашивал: „Ну как я выступил?“ Все в один голос отвечали: „Здорово! Здорово!“ Но это же было не так. Он говорил все хуже и хуже... 9 ноября вернулся с охоты. Он был в хорошем настроении. Его врач Михаил Косарев измерил ему давление. Оно было нормальным: 120 на 80. Оставлять дежурных врачей дома было не в правилах Леонида Ильича. Он понимал, что у них свои семьи, дела, и он, как обычно, сказал Косареву: „Миш, ты езжай домой“. Брежнев еще собирался пожить. В последнее время, кстати говоря, он чувствовал себя гораздо лучше, чем прежде. А 10 ноября, в День советской милиции, около 6 часов утра он встал в туалет, вернулся в постель. Шторы в спальне были задернуты, он не любил яркого света. Виктория Петровна (жена генсека, — прим. «АиФ») утром пошла выпить свой кофе без сахара. Смотрит на часы, нажала кнопку и обращается к начальнику охраны Александру Рябенко: „Саша, пора будить Леонида Ильича“. Он собирался утром поехать в ЦК, чтобы просмотреть материалы пленума. 15 ноября должен был состояться пленум ЦК КПСС о научно-техническом прогрессе. По сути, замышлялась та же перестройка. Леонид Ильич чувствовал, что необходимы перемены и в кадрах тоже, и в последнее время говорил мне: „Надо молодых и трудоспособных выдвигать!“ Но задуманному не суждено было сбыться. Рябенко пришел, а у Леонида Ильича голова с подушки сползла. Вот так он и ушел из жизни. У него, говорят, тромб оторвался. Как ни старались охранники, ничего не могли уже сделать. Первым — не скорая помощь и не Чазов! — приехал Андропов. Охрана ему сразу же доложила о случившемся. Андропов забрал бронированный портфель с документами и увез. Что в нем было, не знаю».

⏱ Cele mai recente
📰 Pe această temă



Proiecte speciale

Три не слишком известных факта про Бывшего Секретаря ЦК КПСС

07 februarie
168
840mie

10 ноября 1982 г. на подмосковной даче скончался человек, который правил Советским Союзом с 1964 г. Одним он запомнился как человек, приведший страну к беспросветному дефициту. Другим — как первый советский вождь, который не был кровопийцей.

Но все помнят, что столько анекдотов в стране не рассказывали ни до Брежнева, ни после. В том числе и анекдотов про самого «дорогого Леонида Ильича». И мы не сможем без них обойтись даже в день смерти генсека.

Машины Брежнева

Анекдот: Брежнев, выступая по радио, говорит:

— Мне недавно сообщили (пауза), будто бы все считают (пауза), будто вместо меня в машине ездит чучело. Так вот я официально заявляю (пауза), что вместо чучела в машине езжу я.

У Брежнева было не так уж много страстей. Одна из них — хорошие автомобили. Где и когда он научился водить машину, до сих пор неясно. Вероятно, это произошло еще до войны, в его бытность председателем Днепродзержинского горисполкома. Были ли у него когда-либо водительские права — тоже вопрос открытый. А вот то, что за руль Брежнев садился до конца 1970-х годов, — это факт.

Спокойный и рассудительный во все остальное время, Леонид Ильич в автомобиле совершенно преображался. В него как будто вселялся неведомый бес бесшабашности. Несколько раз он чуть было не разбился насмерть.

Однажды у него на большой скорости лопнуло правое переднее колесо. Машину занесло, но генсек смог удержать ее на трассе. В другой раз в Крыму он взялся покатать двух женщин-врачей из санатория ЦК, но на горном серпантине не справился с управлением. Машина чуть не улетела в пропасть. В последний момент Брежнев успел затормозить, чем спас двух женщин и себя от верной смерти.

Госсекретарь США Генри Киссинджер вспоминал об одной из поездок в Москву: «Однажды в Завидово Брежнев подвел меня к черному „Кадиллаку“, который ему подарил Никсон год назад. Брежнев сел за руль, я — рядом, и мы помчались с большой скоростью по очень узким и извилистым дорогам. Можно было только молиться, чтобы на ближайшем перекрестке появился полицейский и положил конец этой безумной гонке. Но кто бы осмелился остановить машину генерального секретаря партии...»

Иностранные лидеры знали о любви Брежнева к автомобилям и охотно дарили ему дорогие экземпляры. Однажды, получив презент от руководства ФРГ в виде спортивного «Мерседеса», генсек посетовал, что тот покрашен не в пролетарский красный цвет. Пришлось дарить новый.

Пиджаки Брежнева

Анекдот: Брежнев стоит на трибуне и читает по бумажке:

— Сегодня наша страна провожает в последний путь выдающегося деятеля международного коммунистического движения, генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета СССР, маршала Советского Союза Леонида... Ильича... Брежнева...

Недоуменно смотрит на бумажку в руке, потом окидывает взглядом свою одежду:

— Извините, товарищи, я снова надел пиджак Андропова.

По воспоминаниям людей, которые обшивали Леонида Ильича (для этого в Кремле работало целое ателье), генсек был хорошим клиентом. Модельер Александр Игманд утверждал, что Брежнев был не лишен собственных вкусов и пристрастий в одежде.

«Брежнев никогда ни в чем не перечил, полностью доверял мне, но был при этом страшно консервативен. Например, он привык к трех-четырехпуговичным пиджакам, ровно таким, какие нынче в моде, а тогда, в семидесятых, была мода на двухпуговичные. Он даже слышать о них не хотел. Впрочем, однажды мне удалось его уговорить, и я сшил ему летний пиджак с низкими лацканами в соответствии с тенденциями. Он принял пиджак, как всегда, с благодарностью. Но, честно говоря, я его в нем никогда так и не видел».

Последняя примерка костюма состоялась за два дня до смерти Брежнева. В том костюме его и похоронили.

Болезнь Брежнева

Анекдот: Телефонный звонок. Брежнев поднимает трубку:

— Дорогой Леонид Ильич слушает!

Те, кто застал только конец брежневской эпохи, помнят генсека старым и немощным. А ведь когда он пришел к власти, ему было всего 58 лет. Годы, однако, брали свое. Юрий Чурбанов, зять Брежнева, вспоминал: «Брежнев дряхлел. На Малой Земле он получил осколочное ранение в челюсть. Врачи уже не могли ничего исправить. С возрастом это только усугублялось. И Леонид Ильич чувствовал это. После каждого выхода на публику спрашивал: „Ну как я выступил?“ Все в один голос отвечали: „Здорово! Здорово!“ Но это же было не так. Он говорил все хуже и хуже... 9 ноября вернулся с охоты. Он был в хорошем настроении. Его врач Михаил Косарев измерил ему давление. Оно было нормальным: 120 на 80. Оставлять дежурных врачей дома было не в правилах Леонида Ильича. Он понимал, что у них свои семьи, дела, и он, как обычно, сказал Косареву: „Миш, ты езжай домой“. Брежнев еще собирался пожить. В последнее время, кстати говоря, он чувствовал себя гораздо лучше, чем прежде. А 10 ноября, в День советской милиции, около 6 часов утра он встал в туалет, вернулся в постель. Шторы в спальне были задернуты, он не любил яркого света. Виктория Петровна (жена генсека, — прим. «АиФ») утром пошла выпить свой кофе без сахара. Смотрит на часы, нажала кнопку и обращается к начальнику охраны Александру Рябенко: „Саша, пора будить Леонида Ильича“. Он собирался утром поехать в ЦК, чтобы просмотреть материалы пленума. 15 ноября должен был состояться пленум ЦК КПСС о научно-техническом прогрессе. По сути, замышлялась та же перестройка. Леонид Ильич чувствовал, что необходимы перемены и в кадрах тоже, и в последнее время говорил мне: „Надо молодых и трудоспособных выдвигать!“ Но задуманному не суждено было сбыться. Рябенко пришел, а у Леонида Ильича голова с подушки сползла. Вот так он и ушел из жизни. У него, говорят, тромб оторвался. Как ни старались охранники, ничего не могли уже сделать. Первым — не скорая помощь и не Чазов! — приехал Андропов. Охрана ему сразу же доложила о случившемся. Андропов забрал бронированный портфель с документами и увез. Что в нем было, не знаю».

👉 Recomandăm
Toate știrile